Космонавт комаров владимир михайлович

Трагическое стечение обстоятельств

После нескольких секунд торможения в зарифленном состоянии рифовочная стропа разрезалась специальным пирорезаком, и парашют получал возможность наполниться окончательно. На этот раз автомат ввода запасной системы сработал безотказно. Запасный купол ввелся в зарифленном состоянии. Но чистого пространства над СА не было, за ним тащился тормозной купол основной системы. За счет вращения СА неотцепленный тормозной купол и стропы зарифленного запасного скручивались между собой. Так что к моменту, когда сработал пирорезак, запасный купол оказался «удушенным» и не мог расправить кромку.

На большой скорости «Союз-1» врезался в землю. Самым критическим просчетом в этом букете неприятностей был просчет в логике совместной работы двух парашютных систем. Не была предусмотрена при аварийной отцепке тормозного купола и его одновременная отцепка от укладки основного купола, т. е. не был взят в расчет «зажим» укладки основного купола. Так благое намерение — наличие запасного купола — при непредвиденных обстоятельствах оказалось «дорогой в ад». Погиб один из лучших космонавтов, прекрасный человек Владимир Комаров. Его останки были доставлены в Москву и похоронены в Кремлевской стене. Незадолго до гибели ему исполнилось 40 лет.

Полтора года ушло на решение возникших проблем, и следующий «Союз» с космонавтом Г. Береговым успешно стартовал и приземлился в конце 1968 года. Сегодня это самый надежный в мире космический корабль. Его усовершенствованная модификация используется в качестве корабля-спасателя на Международной космической станции.

Третий шаг

Парашютные контейнеры имели эллиптическое сечение и были довольно упругими конструкциями. При открытии крышек на высотах они испытывали сжатие из-за образующегося перепада давления снаружи и внутри корабля, что способствовало зажиму парашютных упаковок. Это был третий незамеченный шаг к трагедии. А миновать испытательный рубеж и шагнуть на борт «Союза-1» им помогло то обстоятельство, что во втором запуске, когда прогорело днище корабля, отсутствовал перепад давления, сжимающий контейнеры. В этом случае снаружи и внутри корабля давление было одинаковым. «Союз-1» снижался на тормозном парашюте с зажатой в контейнере укладкой основного купола на высоте примерно 6 км. Скорость такого снижения была слишком велика для безопасного приземления.

Запасная парашютная система как раз и сработала по признаку повышенной скорости снижения. Эту скорость определял специальный автомат, находившийся на борту «Союза-1», путем оценки времени прохождения кораблем заданного перепада высот (по атмосферному давлению) — мерной базы от 5 до 4 км. Если время прохождения мерной базы было меньше заданного, то автомат давал команду на ввод запасной парашютной системы. При этом предполагалось, что повышенная скорость может быть достигнута лишь при отказе сброса крышки контейнера основной системы или разрушении купола основного парашюта.

В последнем случае предусматривалась отцепка основного купола от СА. В обоих случаях предполагалось, что к моменту ввода запасной системы над СА будет чистое пространство. Запасный купол имел меньшую скорость приземления. Особенностью запасной парашютной системы было отсутствие тормозного парашюта. Торможение до безопасной скорости перед окончательным наполнением запасного купола осуществлялось за счет рифовки его кромки специальной рифовочной стропой. При этом какое-то время после начала ввода запасный купол оставался частично наполненным. Это тоже внесло свой вклад в трагический исход.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий